23:51 

davekat-team: ангст, драма, хёрт/комфорт (часть 2)

davekat-team



Название: Кофе за счёт заведения
Автор: davekat-team
Бета: davekat-team
Размер: 2233 слов
Пейринг: Дейв Страйдер/Каркат Вантас
Категория: слэш
Жанр: хёрт/комфорт
Рейтинг: PG
Краткое содержание: У Карката была личная традиция – когда всё наперекосяк, надо идти в кофейню Воронье Гнездо, чтобы выпить горячий капучино.
Примечания: AU, где тролли и люди сосуществуют в мире. В данном случае, место действия – Земля.

У Карката была личная традиция – когда всё наперекосяк, надо идти в кофейню Воронье Гнездо, чтобы выпить горячий капучино. Чашечка ароматного кофе вместе с приятным интерьером, спокойствием и неторопливой электронной музыкой неизменно помогала собраться с мыслями и найти ответы на тревожащие тролля вопросы. Или, по крайней мере, согревала вечно холодные пальцы и успокаивала расшатанные нервы.
В первый раз Каркат забрёл сюда вообще как-то случайно. Погода на улице была премерзкая: сильный ливень с пронизывающим ветром, от которых не было решительно никакой защиты: вся одежда давно вымокла насквозь, а зонтик Вантас, конечно же, забыл дома – буквально утром того же дня выложил из рюкзака. Стоит сказать, что в неписанном перечне проблем Карката Вантаса погода чаще всего занимала далеко не первое место, и даже этот день был не исключением, однако ненастье точно было поводом лишний раз раздражиться (и заболеть, между прочим, а этого никак нельзя было допустить). День выдался достаточно отвратным, чтобы позаботиться в кои-то веки о нервной системе, которая и без новых потрясений трещит по швам, ибо Каркат сам не знал, когда может вдруг сорваться. Уж слишком много происшествий на одни чёртовы сутки. Тут и крупные долги в институт; и почти что типичный скандал с Гамзи с утра пораньше на почве его излишней привязанности к наркотикам; и неудачная встреча с Непетой, закончившаяся совершенно ненужным Каркату признанием в любви, каким-то образом вылившимся, опять же, в скандал. В итоге тролль поссорился со всеми, с кем успел, а день был однозначно загублен.
Каркат пытался отвлечься прогулкой по городу, потому что идти домой к Гамзи совсем не хотелось – противно. А потом стрелки часов перевалили за девять, улицы накрыло одеялом тёмноты, погода испортилась, и Вантас осознал, что бродит чёрти где. Он думал всё же доехать до дома, добравшись по навигатору, но погода неумолимо становилась хуже и хуже, заставая тролля врасплох.
Собственно, не выдержав ещё и испытаний стихии, Каркат зашёл в первое же заведение, которое признал за недорогое кафе. Он и на вывеску-то толком не посмотрел, когда, приглушённо матюгаясь, ввалился в заведение, стягивая с себя рюкзак и промокшие до нитки куртку, шарф и шапку. Видимо, место это весьма популярно, потому что немногочисленные столики были полностью заняты, а единственный сотрудник отчаянно носился по залу, разнося заказы. Может быть, дело в дожде, а может, кофейня выигрывала уютностью и оригинальностью, потому что такой ажиотаж в поздний час да вдали от метро был удивителен.
Каркат устало вздохнул, на мгновение задумавшись о варианте ухода и поиска другого кафе, но тут же его отбросил, ибо ливень всё не собирался заканчиваться, а местонахождение другого кафе оставалось загадкой. Не хотелось ещё и заболеть, тогда-то день точно станет самой тёмной датой в календаре.
Вантас бросил незаинтересованный взгляд на меню, вывешенное над кассой, наперёд зная, что как всегда закажет капучино, но всё равно всматриваясь в изящные белые буквы на меловой доске. И видимо, момент для задумчивости был выбран не самый лучший. Или место. Или фортуна в очередной раз за сутки решила продемонстрировать своё отношение к Каркату. В общем-то, не успел Вантас приблизиться к кассе, как на него на полном ходу налетел тот самый одинокий официант, разливая при этом чертовски горячий напиток прямо на грудь тролля. Как будто того, что он уже весь вымок, было недостаточно. Как будто всего остального было недостаточно. Ещё и на белую футболку, а светлых вещей в гардеробе и без того катастрофически мало.
- Мудила, у тебя что, глаза на жопе?! – Проговорил тролль, шипя от боли.
Каркат никогда не стеснялся выражаться матом громко и в присутствии чужих людей. Вот и в этот раз шансом выплеснуть эмоции он не пренебрёг, может, от этого полегчает немного. Выругавшись, он поднял взгляд на виновника случившегося. Это был высокий блондин с взъерошенными короткими волосами в бело-зелёном фирменном костюме с невероятным смешением эмоций на лице: вина, раздражение и напускное спокойствие. А ещё он носил тёмные, мать их, очки в помещении, словно какой-нибудь мажор со странички анекдотов в журнале за доллар.
- Твою ж мать… - Тихо выругался официант, которому явно и без взбесившегося клиента проблем хватало, но тут же невозмутимо продолжил с подобием вежливой улыбки, под которую его лицо было явно не приспособлено. – Чувак, звиняй, я уже херову кучу времени тут ношусь как грёбаная псина на собачьих бегах.
- Знаешь что… - Каркат опускает глаза к бейджику на груди блондина, чтобы прочитать имя. – Знаешь, Дейв. Что бы у тебя не случилось на твоей мудоблядской работёнке, мой день был в триллион раз пиздаче. С утра плаваю в подливе, ныряю на глубины дерьма как хуев капитан Немо всея параши! – Каркат очень явно чувствует, как срывается, как перестаёт контролировать свою речь и действия. Он начинает говорить (кричать) куда громче обычного, успешно привлекая своим несдержанным поведением внимание всех посетителей сразу. Никакая музыка не способна тягаться по громкости со звонким голосом Вантаса, и тот этим успешно пользуется, вызывая у бедного официанта нервный тик.
- Меня окатило ледяным дождём, а потом подарок судьбы в виде твоего наглого щачла облил меня ещё и кипятком! И ты, блять, думаешь, что обычных извинений здесь будет достаточно?! – Тролль подходит к Дейву вплотную. Тягаться ростом ему не суждено – разница в голову, - но яростный взгляд всегда играл Каркату на руку, часто заставляя оппонента опасливо прикусить язык.
Глаза действуют и сейчас. Только не совсем так, как рассчитывал Вантас. Дейв смотрит в них, рассматривает тёмно-тёмно-серые радужки, подёрнутые серыми прожилками и, вследствие возраста, начинающие приобретать и бордовые нотки. Увидеть этот цвет довольно трудно, но не когда очи в десяти сантиметрах от твоих собственных. Широкая радужка в совокупности с жёлто-оранжевым белком и чёрными ресницами выглядела… Очень красиво. Дейв бы даже сказал, завораживающе. Глаза троллей он вообще раньше не рассматривал в силу того, что почти с ними не знался, а тут такая возможность, да ещё и такой экземпляр. Как несостоявшийся фотограф, он сильно пожалел, что не может сейчас же запечатлеть столь необычные глаза. Хотя, для троллей они, может, совершенно обычны.
Дейв мысленно матерится, потому что это явно последнее, о чём он должен сейчас думать. Куда важнее постараться успокоить этого дикого тролля, тем самым спасая свою работу. Клиенты ждут, а подмога в виде сестры сегодня, как назло, отсутствовала.
- Ебать, успокойся, что ж ты такой визгливый, - Проговаривает Дейв, понимая, что лучше не сделал. – Окей, давай я налью тебе бесплатный кофе, и мы всё забудем? – Он попробовал выдавить примирительную улыбку, но эмоции - не его конёк. Как и успокаивание истеричек. И вообще, первую фразу говорить не стоило. И конечно, Карката это предложение только больше сердит.
- Мудозвон несчастный, ты правда думаешь, что отделаешься так просто?
Каркат, вообще-то, не знает, чего он вообще хочет от этого официанта. Он явно хочет покричать, выпустить пар, а о «потом» даже не хочет думать. Как и в любой другой нервный срыв, собственно. А спустя секунду Вантас с ужасом понимает, что зря вообще начал изливать раздражение, потому что эмоции уже не остановить, а простых криков явно недостаточно. В общем, до жути хотелось ещё и проплакаться, желательно, разнося на ходу первые попавшиеся элементы интерьера, но такую роскошь Каркат раньше позволял себе только дома, а тут всё случилось так внезапно… Лучше просто завершить этот бессмысленный окрик поскорее и вернуться на улицу, может, дождь поможет успокоиться хотя бы до дома. Ну не прилюдно же нюни разводить.
Дейв же, за неимением других вариантов, продолжает разглядывать глаза тролля и подмечает, что они мало того, что крупные, так ещё и эмоциональные, передают абсолютно всё, что только могут. Парень никогда не был силён в распознавании эмоций по лицу собеседника (а ещё по его голосу, поведению и речи), но здесь всё было словно на ладони. И то, что тролль раздражён до предела, и проскользнувшая на секунду паника, и то, что Каркат уже готов расплакаться. Если кто-то бы на месте Дейва начал издеваться, получив хорошую возможность отыграться, то ему так поступать совершенно не хотелось, да и вообще, стало парня чертовски жалко. Не от хорошей жизни, наверно, устраивает публичную сцену.
Дейв также понимает, что уже почти не злится, и он совершенно упустил из виду момент, когда его раздражение так лихо сменилось на эмпатию. Наверно, это облегчит задачу по успокоению тролля.
Однако в паузе Каркату что-то очень не нравится, потому что он продолжает гневные речи, тем самым толкая собеседника уже на активные действия.
- Ебать, ты что, нарыва…- Договорить у Вантаса не выходит, потому что его берут за шкирку, как котёнка, и, игнорируя потоки отборного мата, бесцеремонно тащат на кухню кофейни. Оказавшись в тишине и закрыв на всякий случай дверь, Дейв ставит тролля на место, но оставляет руку на его плече, крепко сжимая пальцы. Мало ли, куда это чудо дёрнется.
Каркат мог бы извергнуть ещё тонну мата, а потом разбить половину посуды, поскандалить-таки с официантом и ещё много чего, но все возможные слова и действия упираются в большой ком в горле, который совершенно внезапно решил заявить о себе. Но даже ничего не делая, Вантас не может ликвидировать этот ком. Секунда – и вот он, результат многомесячного стресса - катится по щекам, светло-алыми каплями падает на пол. Ситуации хуже и унизительней тролль и представить себе не мог. Ну неужели было так трудно сдержаться с самого начала? Зачем вообще было доводить до такой ситуации?
Итак, всё, на что способен сейчас Каркат – это опустить голову и минимизировать свои всхлипы. Конечно, глупо было надеяться, что слёзы так просто проигнорируют, но поднимать голову и показывать своё зарыданное лицо просто выше всяких сил.
Окей, если что делать с истеричками, Дейв примерно знал, то как обращаться с рыдающим человеком (троллем), он понятия не имел. Поэтому пока Каркат стоял, глядел в пол и не знал, куда себя деть, Дейв стоял, глядел в пол, всё ещё крепко сжимая плечо тролля, будучи… Примерно в том же состоянии. Только ещё и дико паникуя. Вот и как поступить? Сказать утешения? Какие у чёрту утешения, если ты даже не в курсе, что у него случилось? Попросить не переживать? Ну что за глупости. Сказать что-то приятное? Что? «Я утонул в твоих глазах, детка»? «Ты очарователен, так что не делай такую грустную моську»? Погодите-…
- Чёрт, я выгляжу как идиот, - Проговаривает Каркат срывающимся тихим голосом, заставляя официанта вздрогнуть. – Не смотри на меня. И забудь вообще всё, что сейчас было. - Он, кажется, и не надеется, что к его словам прислушаются, но хотелось уже любым способом покинуть помещение. А для этого надо в первую очередь избавиться от чужой руки на плече, так что Вантас кладёт свою ладонь поверх чужого запястья, пытаясь отдёрнуть то прочь.
Устав от внутренней вереницы вопросов и противоречий, и чувствуя, что надо сделать что-то прямо сейчас, Дейв решает повиноваться первому, что придёт в его голову. Поэтому просто берёт и крепко обнимает Карката, не давая ему возможности вырваться. Кажется, такая тактика работает, потому что тролль мгновенно затихает не то от шока, не то успокаиваясь, только изредка хлюпает носом да льёт горячие слёзы на плечо парня. Дейв невольно замирает, прислушиваясь к чужому дыханию и сердцебиению, втягивая носом мягкий запах дождя, городской пыли и чего-то очень сладкого и едва ощутимого.
Так они стоят довольно долго, несмотря на то, что Каркату следовало хотя бы возмутиться, а Дейву следовало бы захотеть поскорее выпустить из рук холодное тело в насквозь промокшей одежде да ещё и с огромным пятном кофе, которое наверняка подпортит белую фирменную рубашку.
- Окей, мне лучше, спасибо тебе, - Вздыхает Каркат, чувствуя, что и правда успокоился. Вернее, злиться-то он больше не злится, зато теперь до ужаса смущён, и всё это вводит Вантаса в сильное недоумение.
Дейв безмолвно отстраняется, но не слишком далеко, напряжённо вглядываясь в лицо тролля и оставляя на его плечах на этот раз обе руки. Затем невероятно медленно наклоняется вперёд, словно раздумывая, стоит ли вообще подаваться внезапному импульсу. Точнее, хотелось бы иметь хотя бы возможность остановиться, но ситуация с каких-то пор начала развиваться сама собой, независимо от всего кавардака в голове Дейва. Парень невесомо касается своими губами чужих, замирает так на пару секунд, чтобы потом отдёрнуться, не веря тому, что действительно сделал то, что сделал. Боже мой, Дейв, ты должен был просто успокоить этого сумасбродного тролля и проводить его до выхода. Какого чёрта? Ты даже имени его не знаешь.
- Господи, извини, - Тут же начинает невнятно оправдываться он, теперь смотря куда угодно, но не чёрно-оранжевые глаза. – Я ведь даже не знаю, как тебя зовут. Твою мать, мне как будто снова четырнадцать, что я вообще сейчас сделал, кто бы подсказал.
- Каркат Вантас, - Только и может выдать тролль, всё ещё заворожённо смотрящий на Дейва, потому что всё ещё находился под впечатлением от внезапного парящего ощущения под рёбрами, не в силах прийти в себя; и потому что, чёрт, это была самая быстрая, эффективная и неловкая попытка успокоить его гнев из всех испробованных.
- Ох, Каркат, не думай, что я так прогоняю, но слушай, давай-ка мы всё это дело обдумаем, а потом ты сюда снова зайдёшь? Увы, не лучшее время сейчас, ну, общаться. Труба зовёт и все дела. – Отпускать тролля на улицу не хотелось. Из кухни так тем более. Но Дейву показалось, что за сегодня произошло достаточно необдуманных внезапных вещей, а на фоне прошедшего трудового дня голова соображала всё хуже и хуже. Да и обязанности официанта сейчас отчаянно нуждались во внимании.
- Я здесь работаю все будни с утра до вечера, не ошибёшься.
- Эмм, конечно, зайду. – Неловко кивнул в ответ до предела смущённый Вантас, всё ещё не уводя взгляд от Дейва. – И… Спасибо тебе за всё. Правда.
- Да без проблем, обращайся. – Парень пожал плечами и выдал неловкую улыбку, после чего Каркат скрылся за дверью.
Когда Вантас вышел из кофейни, он почувствовал, что на душе стало в разы легче и даже как-то теплее, словно бы никакого срыва не было, словно бы это была не более, чем иллюзия. Хотя, во всё остальное тоже верилось с трудом. Вероятно, стоит разбирать весь кавардак мыслей на свежую, а не больную голову.
Каркат подумал, что зайдёт сюда в ближайшее время. И что возвращаться в будущем будет не один раз.



Название: Призраки прошлого
Автор: davekat-team
Пейринг: Дейв Страйдер/human!Каркат Вантас
Категория: джен
Жанр: драма
Рейтинг: G
Примечания: Иллюстрация к "Нет никакой игры, Дэйв"




Название: Нет никакой игры, Дэйв
Автор: davekat-team
Бета: davekat-team
Размер: 6339 слов
Пейринг: Дейв Страйдер/human!Каркат Вантас
Категория: слэш
Жанр: AU, драма
Рейтинг: NC-17
Краткое содержание: Сбёрб хранится в цветных бумажках, а игроки лишь несчастные наркоманы.


Его тело лежит на огромной шестерёнке в море лавы. Он слушает металлический скрежет, который раздражает слух, но в то же время это лучше тишины. Дэйв держит в руках айфон, задрав очки на лоб, чтобы лучше видеть. Каркат, этот безумный маленький тролль, как же с ним весело общаться, он взрывается по любому поводу, а иногда и без.
Дэйв думает, что в честь Карката можно назвать какой-нибудь вулкан, который однажды без предупреждения зальёт смертоносной светящейся лавой целый город. Лава - это кровь земли. Каркат это...
- Чёрт, - Дэйв кладёт телефон рядом и поднимается, чтобы скинуть с себя плащ, потому что на этой планете становится слишком жарко.
Дэйв сбрасывает красное шёлковое одеяло на пол и снова падает на кровать. В его комнате темно, только лава-лампа на полу даёт хоть какой-то свет. Парень смеётся, отвечая на сообщения. По всей комнате разбросаны бумажки, пустые бутылки, одежда, постельное бельё съехало на пол с подушками вместе. Возле лампы лежат цветные обёртки, ранее хранившие в себе бледный порошок.
В его голове планеты, тролли, затяжная игра; в жизни бардак и новый синтетический наркотик.
- Дэйв?
Дверь в комнату приоткрывается и в неё заглядывает Джон.
- Эгберт? - Дэйв тут же садится и смотрит на него, пока очки не падают обратно на глаза. - Эгберт, придурок!
Он срывается с места и налетает на Джона, выталкивая обоих в коридор и вжимая в стену.
- Это грёбаная лава, чувак, ты за секунду поджаришь свою задницу! Только... - в коридоре слишком светло, и он замечает, что красное свечение лавы пропало. - Где мы?
- Дэйв...
- Тсс, - его палец касается губ Джона, заставляя замолчать. - Никаких оправданий, детка. Просто будь осторожнее на моей планете. Тут моря отличаются от твоих, ага.
Прежде чем достать из кармана красных штанов телефон, безудержно напоминающий о новых сообщениях, и удалиться обратно в комнату, Дэйв смеётся и говорит, что этот тролль опять достаёт его.
Дверь комнаты снова распахивается, на этот раз с силой ударяясь о стену.
- Твою мать, Страйдер! - Джон уже влетает в комнату, а не скромно заглядывает, потому что он просто в бешенстве. - Ты опять на этом дерьме?!
- Какое дерьмо, что? - парень уже успел забраться на кровать и принять привычное положение.
Конечно, он не понимает, о чём речь. Эгберт осматривает пол, тяжело дыша от злости, пока не находит улики, подтверждающие его догадки. И вся агрессия тут же пропадает. Несколько цветных обёрток, словно от конфет. Сколько раз за этот год Джон видел их? Сколько часов он сидел здесь, разглаживая пальцами скомканные бумажки и складывая их ровной стопкой, считая дозы лучшего друга, пока тот завороженно рассказывал ему о новой безумной синтетической игре в своей голове?
Его рассказы не всегда были весёлыми. Иногда он сообщал Джону, что кто-то из их друзей умер. Когда Джон привёл "мёртвую" Роуз, чтобы доказать, что ничего из увиденного Страйдером не было реальным, тот уставился на подругу, а через три секунды выдал, что в другой линии времени та мертва.
Это называется сбёрб. Дрянь с таким названием выкинули на рынок два года назад, и она начисто сносила мозг. Говорили, что эта штука открывает в голове новый мир, из которого сложно выбраться. Почти у всех отъезжала голова настолько, что даже слезая с наркотика, они не могли привыкнуть к прежней жизни. Из их уст продолжали звучать рассказы о других мирах, в которых они были.
На деле это вещество убивало мозг, чувства, боль, ощущения, человека в целом.
Джон сел на корточки и поднял обёртки.
- Как ты здесь оказался?
- Зашёл через дверь, - пробормотал под нос Джон, понимая, что его ответ не сыграет никакой роли, у Дэйва уже построились свои теории на этот счёт.
Дэйв пристально смотрит на него, прежде чем сесть рядом.
- Джон, - он обнимает его за шею, - не исчезай больше.


Эгберт покидает спальню своего друга, только когда тот засыпает, так и не выходя из этого странного транса. Видеть его в таком состоянии страшно, но Джон уже почти привык. Иногда Дэйв приходил в себя, но только чтобы найти дилера и купить новую порцию. Ему было весело.
Месяц назад Джон собрал все его заначки и выкинул, устроив самый большой скандал, который слышали, должно быть, все соседи. Тогда Дэйв ушёл из дома. Сегодня был первый день, когда он вернулся. Джон впервые за месяц увидел своего лучшего друга. И он совсем не изменился. Ни капельки.
Джон падает на месте: просто сползает по стенке возле двери Страйдера, зажимая глаза кулаками, чтобы не разреветься, как маленький. Ему нужно поговорить с кем-нибудь, нужно рассказать, что Дэйв вернулся, и что он всё равно сидит на сбёрбе. Он достаёт телефон и звонит единственному человеку, с которым хочет сейчас разговаривать.
- Привет, Каркат, - шепчет он в трубку и тут же поднимается, чтобы уйти подальше, в свою комнату, и не разбудить Дэйва.
- Плохие новости, да, Эгберт? - голос друга на другом конце такой же уставший.
- Я не знаю, на что надеялся.
- Ёбаный месяц, целый месяц от него не было ни сообщения! - наконец его голос начал приобретать привычные высокие нотки раздражительности. - И сегодня этот мудак спрашивает у меня, что я знаю о зелёном солнце?! Просто, что блять?! Какое нахуй солнце?!
Джон смеётся, фактически выдавливая из себя смех, потому что ему больше хочется плакать. Каркат тоже усмехается и грустно вздыхает. В их разговоре наступает пауза.
- Месяц, - снова начинает Каркат. - Почему мы думали, что что-нибудь изменится? В смысле, у него была полная свобода жрать эту херню сутками, не заботясь о нашем мнении. Почему я думал, что он решит завязать, пожив в притоне?
- Не знаю, но я скучаю по тем временам, когда мы могли с ним разговаривать о... о чём-угодно, только не о том, что мы должны выиграть в его игре.
Его рассказы звучали так абсурдно сначала, даже смешно. Но потом Джону пришлось спрятать от него все колючие и режущие предметы, и всё стало казаться не таким смешным. Ручки с окон были сняты после того, как Дэйв попытался объяснить принцип полёта на богоуровне.
- Ты хотя бы человек во всём этом, а я этот, - Каркат мычит в трубку, вспоминая. - Тролль. Огромный и зелёный тролль!
- Огромные и зелёные огры, Каркат.
- Да какая разница, за что он так со мной?! Он и сейчас мне пишет. Что за херня...
Пока пальцы Карката стучат по клавиатуре, Джон снимает очки и кладёт их на пол, ложась рядом. Нарушение сна также является последствием приёма нового наркотика. Дэйв может не спать двое суток, или спать по пять минут десять раз в день. Действие одной дозы 6-8 часов, потом начинает отпускать, человек снова возвращается в этот мир. Он видит всё блёклым и серым, начинается чувство апатии, меланхолии, депрессии. Ему нужна новая доза.
Иногда спать в одной квартире с ним становится невозможно.
Джон слышит, как Дэйв выходит из комнаты. Он застывает в коридоре, делает шаг в одну сторону, потом уходит в другую.
Жить с наркоманом страшно.
- Каркат, я не могу больше с ним жить, - говорит Эгберт, глядя на замок на двери.
- Что ты предлагаешь, бросить его одного?
- Я ничего не предлагаю, я просто говорю, что больше не могу.
- Ахуенно, Джон, вроде как ты его лучший друг, нет?!
- Я не клялся быть с ним в горе и любви, пока смерть не разлучит нас, знаешь ли! - снова послышались шаги в коридоре, которые заставили Джона убавить тон. - А ты, кстати, был к этому близок.
- Твою мать, Эгберт! Ты знаешь его почти всю свою жизнь!
- Может, я заслуживаю отпуска от такой дружбы?
Судя по звукам, Каркат ударил по столу.
Не то чтобы это была запретная тема, просто сохранить дружбу после таких бурных отношений было сложно. Проще всего было сделать вид, что ничего не было. Каркат уехал учиться в другой штат, Дэйв съехал к Джону, и уже три года все друзья успешно делали вид, что никогда не видели Дэйва под ручку с Каркатом.
- Прости.
- Забей. У нас только закончились экзамены, дали неделю перерыва. К чему я это... Я могу приехать.
- Хорошо. Когда тебя ждать?
- Если соберусь прямо сейчас, то к утру.
Джон приподнимается и надевает очки, когда снова слышит Дэйва: он разговаривает сам с собой, словно шизофреник. Джон думает, что состояние под сбёрбом вообще можно описать как помесь шизофрении с очень плохим ЛСД. Судя по звукам, Дэйв одевается.
- Мне надо идти, он собрался на улицу. Думаю, запереть его в комнате.

~~~

В девять утра Каркат сидит на кухне Джона и Дэйва, спиной к двери, читая книгу. Каждую строчку приходится перечитывать по новой, потому что любой звук в квартире заставлял вздрагивать, думая, что это проснулся Дэйв. Они не виделись больше года. Это был прошлый день рождения Джона, после которого Дэйв пустился во все тяжкие.
Каркат не хотел верить, но всё равно считал себя причастным к этому. Что в этом виновато их прошлое, и тот день, когда они все собрались все вместе поздравить Эгберта, пробудил спящий в Страйдере вулкан воспоминаний. "Слишком большая честь", - отмахивался Каркат каждый раз. К тому же, к тому моменту они уже два года были не вместе.
И всё-таки, он ни разу не приехал помочь Джону, когда узнал, что случилось, считая, что сделает только хуже. Ещё он боялся увидеть Дэйва в таком состоянии, несущего чушь на полном серьёзе, не помнящего реальности. Он пытался сделать вид, что всё хорошо. Он попытался максимально увеличить пропасть между ним и Дэйвом, но тот начал постоянно писать ему.
Интересно, какая реакция будет у Дэйва, когда он увидит Карката теперь. Не мелкого школьника, прячущегося в огромных толстовках и рваных кедах, которые он любил чисто из-за Дэйва, а совершенно другого человека. Но чем дальше Вантас заходил в своей попытке изменить собственный стиль, тем больше понимал, что пытается быть как Дэйв. Пытается показать всем своим видом независимость, создать себе образ, за которым будет прятаться от чужих людей. Он заполнил эту пропасть рваными джинсами, кричащими надписями на майках, пирсингом в брови и выпивкой в сомнительных компаниях, но Дэйв всё равно всегда маячил на горизонте.
Он пытался спрятаться от Дэйва, а теперь сам приехал к нему. И когда очередной автомобиль на дороге загремел колёсами, выдёргивая Карката из книги, за спиной раздался голос:
- Привет, Вантас.
Каркат сжал край страницы, смяв его в ладони.
Сказать, что он придурок?
Или сделать вид, что всё хорошо?
Стоит ли в этой ситуации орать на него вообще?
Судя по голосу, и что это было обычное "привет", а не очередной бред о другой планете и шахматной битве - Дэйв был в себе. Этот момент кажется таким робким, что Каркат боится спугнуть его, как кролика, одним неловким движением.
- Хэй, Дэйв, - он поворачивается назад, но ему никогда не удавалось прятать свои настоящие эмоции от Дэйва Страйдера. Скорее всего, Дэйв видит его волнение и страх. А Каркат видит тёмные круги под его глазами и выступающие рёбра, потому что он вышел на кухню без майки и очков.
Они смотрят друг на друга, пока Каркат не выдерживает и не переводит взгляд в сторону.
- Не ожидал увидеть тебя, - Джон бы сказал, что голос Дэйва звучит намного звонче, чем в прошлые его моменты трезвости, но Джона нет, и Каркат не узнаёт об этом.
Дэйв достаёт из холодильника пачку молока и делает из неё глоток, затем снова поворачивается к приятелю. Он смотрит на его лицо, долго и пристально.
- Мне нравится, - его пальцы касаются своей брови, говоря о пирсинге, который сделал Каркат несколько месяцев назад.
- Мечтал услышать твоё одобрение, - Каркат криво улыбается. - Как ты?
- Отлично, - пожимает плечами Дэйв.
Он разворачивается и уходит с кухни, Каркат тут же поднимается и идёт за ним, стараясь не отставать ни на шаг.
- Правда, что ль? А Джон сказал, ты жрёшь сбёрб снова.
Комната Страйдера изменилась до неузнаваемости, несмотря на то, что и раньше она никогда не была особо чистой. Но если раньше она выглядела так, словно Дэйв просто царит над своим беспорядком, сейчас она напоминала царство хаоса без царя. На пыльных вертушках с парой виниловых пластин лежали сложенные стопочкой цветные обёртки, которые сложил Эгберт.
- И что?
- "И что"? Дэйв, ты мудак или как?
- Или так, - безразлично отвечает тот, падая в компьютерное кресло.
- Зачем? - сквозь зубы проговаривает Вантас.
- Потому что это лучше, чем торчать в этом гнилом месте. Мне кажется, вот честно, что я очень хуёвый режиссёр своей жизни. Или что я даже не режиссёр, а просто актёр, который не в силах повлиять на сюжет. А что делают хуёвые актёры? Подсаживаются на наркоту, - он открывает верхний ящик стола и, не глядя, достаёт оттуда зелёный бумажный свёрток. - И эта штука открывает мне мир, где я имею власть над сюжетом.
Каркат смотрит на него огромными глазами, переваривая услышанное. У него не доводилось возможности спросить об этом трезвого Дэйва, но почему-то он был уверен, что ответ будет не такой. Ему думалось, что Дэйв скажет, что жизнь слишком коротка и надо всё попробовать. Или начнёт упираться, что он в порядке. Только, кажется, Дэйв уже давно понял, что у него проблемы и принял это.
Слишком тонкие пальцы разворачивают этикетку, открывая взору порошок, и Каркат понимает, какой же Дэйв эгоист.
- Ты, блять, при мне это делать собрался? - у него проскальзывает нервный смешок.
Дэйв не отвечает, и Каркат со злостью бьёт его по руке: бумажка вылетает из рук, и порошок белой пылью оседает на пол и разбросанную одежду.
- Ты охерел?!
- На себя посмотри, Страйдер! Мы с тобой не виделись год, и ты делаешь что? Ты собираешься просто свалить!
- Знаешь, как сложно стало доставать сбёрб?! У меня почти кончились деньги, а ты просто выкидываешь мою дозу!
- Ты можешь хотя бы десять минут поговорить со мной без этого? Или я уже настолько противен тебе?
Страйдер молча вздыхает и качает головой.
- Мы ещё друзья? Потому что за этот год я говорил с тобой "настоящим" раз пять, и начинаю сомневаться в этом, - Каркат смягчает голос, пытаясь удержать ситуацию под контролем. И он знает, что мог бы застать Дэйва во вменяемом состоянии сколько угодно раз, просто не писал ему.
- Хорошо, давай поговорим. А потом ты выйдешь из комнаты и позволишь мне делать то, что я хочу.
- Дэйв, всего один день. Пожалуйста, - Каркат садится на кровать и смотрит, как Дэйв поднимает с пола футболку, чтобы надеть её. Когда он снова садится на стул, Каркат берёт его за руку. - Я хочу побыть со своим другом хотя бы один чёртов день.
Его руки были всё такими же, как три года назад. Внутри всё скрутило узлом, потому что теперь он понял, что всё ещё чувствует тот же запах в комнате, который чувствовал, проводя здесь ночи. Теперь он смешался с застоявшимся запахом пыли. В метре от них валялась футболка, которую Дэйв носил в то время. Всё то же самое. Все чувства и воспоминания были под замком, и эта комната оказалась ключом.
Ему было шестнадцать, когда они начали встречаться. Ему было семнадцать, когда они расстались. И если в семнадцать он считал эти отношения ошибкой юности, то сейчас мелькнула мысль, что ошибкой юности было не дать Дэйву шанс.
Он сжал руку сильнее. Дэйв заметно метался между тем, чтобы провести день с Каркатом и тем, чтобы принять дозу.
- Один день. Потом ты уйдёшь.


Каркат помогает Дэйву одеться, его движения медленные и ленивые, как у работяги, проснувшегося в дождливое утро в будний день и осознавшего, насколько дерьмова его жизнь. Он говорит, что не хочет выходить из дома, но Каркат закатывает глаза.
- Что ты предлагаешь, сидеть в твоей комнате? Меня уже тошнит от неё, - Вантас тянет его за плечи на себя, усаживая ровно на кровати, стоя между его ног, и просовывает его руку в рукав кофты.
- Я нехорошо себя чувствую.
- Потому что это реальность, здесь никто, блять, хорошо себя не чувствует.
Дэйв вымученно вздыхает и натягивает второй рукав сам. Полный неловкостей разговор шёл не больше двух часов, а потом Дэйва начало ломать. Он не говорил это прямым текстом, но он выпускал из рук нить разговора, поглаживая ладонями плечи. Взгляд не блуждал по комнате, а держался на ящике стола. Иногда он просто морщил нос вместо ответа, нервно кивал и запрокидывал голову, снова и снова вздыхая. "Нам надо прогуляться", - в конце концов, сказал Каркат, не в силах больше смотреть на это.
Пришлось тянуть его за руки, чтобы оторвать от кровати и заставить двинуть к двери. Каркат захватил со стола его очки, всегда считающимися заветной карточкой Страйдера, и надел их на него. Ещё одна мелочь. Раньше Каркат не мог сделать этого с первого раза, как бы глупо это не звучало, попадая душком то в ухо, то ниже его, то вообще в глаз. Спустя три года руки всё ещё помнили, как правильно это делать.
Дэйв тоже это заметил.
Каркат держит его за руку, пока они пересекают улицу. Город на самом деле выглядит не очень ярко и радостно, поэтому Каркат собирается вывезти Дэйва за город.
- Звучит так, словно я старый пёс, и ты везёшь меня в глухой лес, чтобы покончить с моими страданиями.
- Ты бы этого хотел, не так ли? - Каркат улыбается, и Дэйв отвечает улыбкой. Не такой яркой, как раньше, но и от этой становится приятно.
На автобусной остановке Каркат всё ещё держит холодную руку в своей, хотя Дэйв никуда не уйдёт, если он её отпустит, и он это прекрасно понимает. Сжимая её чуть крепче, Каркат ощущает лёгкое волнение, что Дэйв заметит это, и тогда его руке останется держать лишь холодный городской воздух. Жёсткий и с запахом дыма. Дэйв всегда выделялся в такие дни на улице ярким ореолом своих волос или красной одеждой... Чёрт знает, что делало его таким ебануто особенным, но это то, что Каркат так любил в нём всегда. За это зацепился его взгляд, когда ему было шестнадцать. А сейчас он жалко сливался с фоном. Его красный цвет выцвел, волосы впитали смог фабрик.
- Ты пялишься на меня?
- Нет, - Каркат тут же перевёл взгляд на дорогу, высматривая автобус.
- Бля, чел, ты пялился на меня, - он улыбается сильнее, и Каркат чувствует, как дёрнулась его рука, и длинные пальцы крепко сжали его ладонь.
- Я смотрел на своё отражение в твоих очках.
- Врёшь ведь.
- Ага, вру, ты стал настолько эгоцентричным, что даже твои очки перестали отражать других людей, - Каркат дёрнул его, потому что подъехал автобус. Как школьники, они не расцепили руки, даже оплачивая проезд.
- Правда? Эй, может, просто тролли не отражаются? - продолжил Страйдер, направляясь следом к свободному месту.
Избегать этой темы - это как игнорировать слона в комнате, который топчет твою мебель, любимый сервиз хрустит под его ногами, а хоботом он тыкает в твоё лицо, пока ты пьёшь чай из последней уцелевшей чашки, с поразительным упорством глядя в стену.
И Дэйв мастер в поднятии неловких тем. Ему поднимает это настроение.
- Так куда мы едем? - неожиданно он переводит тему.
Ещё он переворачивает ладонь Карката и начинает разглядывать его пальцы, скользя по ним собственными. Табу на прикосновения нарушено спустя три года. Это так приятно, что Каркат опрокидывает голову назад и закрывает глаза, произнося про себя два десятка ругательств. Дэйв любил трогать его руки, играть с его пальцами. Каркат никогда не говорил, но Дэйв и так догадывался, что тот получал от этого райское удовольствие.
- Мы едем на побережье, Страйдер.
На долю секунды пальцы замерли. Эта доля секунды была вспышкой воспоминаний в голове Страйдера. Это будет день, от которого будет пахнуть мокрой землёй, волнами и жёлтой примятой травой. Точно также пахнут их воспоминания. Никто из них не был ярым романтиком, способным устраивать ужины при свечах (разве что на день Святого Валентина во имя иронии), так что побережье было самым романтичным, что у них было.
- Я бы предпочёл кафе-мороженное, незачем было так выкаблучиваться.
- Заткнись и прими мою помощь, наркоман хренов. Я тебя на природу тащу, а тебе лишь бы пожрать, - Каркат выдернул свою руку.

На сиденье автобуса они держатся за руки, опустив их вниз;
Они сидят, отвернувшись друг от друга, сложив руки на груди.
Они говорят о других пассажирах, придумывая им жизни;
Они молчат, словно не знают друг друга.

Призраки прошлого вторгаются в головы и накладывают кадры поверх настоящего, создавая эффект старых фотографий.

Дэйв делает фотографии на свой плёночный фотоаппарат;
Дэйв смотрит в окно, положив голову на руку.

По одному наушнику у каждого, играющие одну песню на двоих;
Только шум мотора в ушах.

Всё было так реально. Когда автобус подскочил на кочке, которая, чёрт возьми, так и осталась нетронутой дорожными службами за четыре года, Каркат не выдержал.
- Дэйв, почему мы расстались?
Вопрос, который имеет место быть на законных основаниях. Всё закончилось одним днём, после какой-то ссоры, причина которой быстро забылась. Карат просто помнит, как они кричали друг на друга, вытаскивая самые мерзкие стороны друг друга наружу. Кто-то потянул нитку, и их отношения начали распускаться, петля за петлёй.
- Потому что ты испугался, что это может стать чем-то серьёзным, - сухо ответил Дэйв. Он смотрит в окно, запачканное снизу дорожной грязью.
Каркат молча принимает это. Скорее всего, так оно и было. Семнадцать лет не лучший возраст для отношений.
Автобус тормозит на пустой остановке среди дороги, и только они вдвоём выходят из салона. Чтобы дойти до ближайших домов, нужно полчаса тащиться через поле, так что проще проехать ещё пятнадцать минут до следующей остановки, которая находится у въезда в город. Лет шесть назад здесь был завод, который однажды разнёс кризис, а потом ещё мародёры и сильный прибрежный ветер. Видимо, остановка была сделана для рабочих завода, но сносить её не стали, потому что иногда на побережье приезжали рыбачить или устраивать пикники.
Дэйв с Каркатом просто как-то вышли на две остановки раньше, потому что было лето, в автобусе было жарко, им было хорошо и хотелось ледяной воды и ветра. В результате они остались лежать среди травы, пока не село солнце.
Отчуждённость между ними и непривычно хмурая погода делали это место вдвойне страннее. Дэйв вышел вперёд и сел на сухую траву у самого обрыва.
- Я так давно не был здесь, - Каркат останавливается у него за спиной, сунув руки в карманы. На самом деле здесь очень холодно. Перед ними стелется серо-голубой залив, а на горизонте ничего не видно. Только небо, обрезанное морем.
- Правда? А я был не так давно. Буквально на днях.
Каркат сжимает руки в кулаки. Он боится спросить, зачем он здесь был, боится услышать, что это всё из-за него, он снова пытается убежать от этой мысли. Но он закрывает глаза и задаёт этот вопрос, спрашивает, почему Дэйв был здесь.
- Потому что здесь нет ничего, кроме странного ощущения, что ты рядом.
Это прозвучал не так плохо, и Каркат садится рядом.
- Нам следовало устроить ту ссору раньше. Знаешь, до того, как я решил для себя, что это всё серьёзно.
Теперь всё начинает набирать обороты, и Каркат чувствует себя неуютно.
- Ага, решил он, - бормочет себе под нос Каркат. - Только меня спросить забыл.
Дэйв стонет и хватается за голову, словно от сильной боли, заставляя Карката моментально среагировать. Дэйв упал на землю, его очки скатились на лоб, и когда Каркат убирает его руки от лица, он видит красные глаза с крохотными зрачками из-за яркого света, и Дэйв начинает смеяться. Над ним, над тем, как испуганно он смотрит на него.
- Какой же ты придурок, Каркат, я как влюбился в тебя-придурка, так ты таким и остался. Только ругаться меньше стал.
- Мудак! Блять! - Каркат с силой бросает его руки, которые до этого сжимал, и бьёт в бок. - Я подумал, тебе больно! Сука! Ты напугал меня!
- Ты хочешь вернуться обратно?
Каркат замирает, глядя на губы, улыбка на которых стала едва заметной и грустной. Он всё ещё зол и тяжело дышит, поэтому голос звучит резко и грубо.
- Куда?
- Обратно. К привычной жизни. Никаких Лордов Инглишей, никаких шахматных человечков, вечных битв, прыжков по временным линиям. Мы бы никогда не знали друг друга.
От этих слов Карката начало тошнить. Не потому что было противно, а потому что страшно. Либо Страйдер прикалывается, либо у него правда стирается грань между мирами.
- Ты хотел бы меня не знать?
- Люди уходят туда по одному, - продолжает Дэйв, проигнорировав вопрос. Теперь он смотрит в небо. - Подумай, какие это люди. Одинокие. Вокруг них нет никого, кто ушёл бы с ними.
- Вокруг тебя дохуя людей, которые не хотят уходить, потому что, блять, они хотят, чтобы ты остался здесь! - взрывается Каркат, понимая, что сейчас Дэйв держится на грани. Он и сам был на грани. - Пожалуйста, мудила ты редкостная, прекрати зацикливаться на себе! Посмотри на меня, посмотри на Джона! Сука, ты пугаешь своего лучшего друга до трясучки, до того, что он звонит мне в час ночи, делая вид, что всё заебись, что ему просто скучно, хотя я прекрасно знаю, что он звонит, потому что ему нужно не спать, а следить за тобой! Потому что ты разъебал половину квартиры! Потому что ему страшно, что однажды ты задушишь его во сне!
- Нам пора домой, - прерывает его Дэйв голосом, который говорит "с меня хватит".
- Стоять! - Каркат тянет его за руку обратно вниз, но Дэйв сопротивляется настолько упорно, что приходится подняться следом. - Меня бесит Эгберт тем, что за всё это время он столько раз видел тебя трезвым, но ни разу не сказал тебе всё, как есть! Как мы все переживаем, как твоё поведение выглядит со стороны!
- Что ты теперь-то хочешь?! - кричит в ответ Дэйв, и Каркат ощущает, что его рука дрожит, но не отпускает её. - Думаешь, я этого не знал? Теперь ты пришёл, да?! Открыть мне глаза! Теперь, когда я нашёл выход из жопы, в которую ты меня затащил!
Всё, это прозвучало. Прозвучало это самое "ты во всём виноват", которого так боялся Каркат. Дэйв тоже понял, что, наконец, произнёс это. Эти слова сняли напряжение и сломали невидимый барьер, которые они ощущали с начала встречи. Каркат был ниже его на полголовы, и Дэйв наклоняется слегка, чтобы их лбы соприкоснулись.
- Прости, - он кладёт руки Каркату на плечи, поглаживая их.
- Ты сказал правду. Я говно. Каркат Вантас, готов разрушить вашу жизнь, работаю двадцать четыре на семь, без выходных и перерывов.
- Я просто влюбился в тебя слишком сильно. Это не твоя вина. По правде говоря, ты сделал всё, чтобы этого не произошло.
Каркат не может сдержать улыбки и за это бьёт Дэйва в грудь. Почему так сложно сохранить дружеские отношения после любовных? Потому что, ощутив однажды чужое тело, как своё, это сложно забыть. Сложно отвыкнуть от того, что ты больше не можешь касаться его когда угодно и где угодно, потому что это было чем-то таким же привычным, как дышать. Поэтому Каркат уехал учиться в другой штат, хотя мог пойти в тот же колледж, в котором учится Джон и Джейд. Стоя так сейчас, Каркат чувствовал жжение в пальцах, рвущихся коснуться лица Дэйва.
- Ты всё ещё сводишь меня с ума, - слышит Каркат, и жжение расползается по всему телу, становится жарко, несмотря на ледяной ветер.
Они стоят слишком близко, так, как не стояли уже несколько лет. Вокруг словно создаётся невидимый кокон, внутри которого тепло и уютно, нет разногласий, сбёрба, чувства неловкости и душевный страданий. Каркат закрывает глаза, и чувствует, как близко губы Дэйва, потому что его слова намного горячее воздуха вокруг. Он целует Карката в губы, и Каркат его не отталкивает.


Джона так и нет, Джон шляется чёрт знает где, когда они вваливаются в квартиру. Кофта и куртка падают ещё в коридоре, Каркат наступает на свои шнурки, припадая к стене, и Дэйв зажимает его. Футболка, звон пряжки ремня, кровать, сбитое дыхание, приглушённые стоны.
Дэйв целует его шею, плечи, грудь, живот, спускаясь ниже, скатываясь с кровати на колени. Пальцы тянут джинсы вниз, и Каркат вздрагивает от щекотных поцелуев возле выступающей тазовой косточки.
- Чёрт, подожди секунду, - Дэйв резко поднимается с колен и направляется к двери. - Джон раньше всегда оставлял набор бойскаута в ванной.
Каркат торопливо цепляет край штанины одной ногой и стягивает её. Этого не было три года, они не спали вместе три года, его трясло от нетерпения, потому что три года, а он никогда не забывал ощущения от секса с Дэйвом. В тайне, он сравнивал всех своих последующих партнёров именно с Дэйвом. Как они сейчас дошли до этого?
Блять, да не важно.
А что будет дальше?
К чёрту и это.
Дэйв возвращается, и Каркат тянет его за расстёгнутые штаны обратно на кровать. На той же самой кровати всё снова становится хорошо. Обжигающие прикосновения пальцев и губ, у них уходит час на то, чтобы сполна насладиться каждой клеточкой тела друг друга, восстанавливая пробелы в памяти, пока Каркат не начинает жалобно стонать и оттягивать резинку трусов Страйдера. За окном уже окончательно стемнело, и Дэйв падает на пол, в поисках лава-лампы, потому что не хочет оставлять темноте самое интересное, но она несколько раз выскальзывает из его пальцев, измазанных смазкой.
- Пиздуй отсюда, - Каркат толкает его и перехватывает лампу, устанавливая её на столике рядом с кроватью и включая.
Дэйв смотрел снизу-вверх на то, как Каркат возится с лампой, сидя на нём. Когда красный мягкий свет озарил комнату, Дэйв провел руками по рёбрам и бокам Карката, опускаясь ниже, по животу и бёдрам.
- Ты подкачался за эти годы, - он криво улыбнулся, не в силах оторвать взгляд от перекатывающихся под кожей мышц, и сжимает его член в ладони.
- А тебе следует начать питаться нормально, иначе рёбра скоро прорвут кофту, - усмехнулся Каркат. Он приподнял бёдра, одной рукой направляя член Дэйва в себя.
- Чёрт, - Дэйв закрыл глаза.
Он медленно поднимался и опускался, наблюдая за тем, как Дэйв кусает свои губы. Он всегда любил мучить своего названного парня медленными, осторожными движениями, пока одному из них не сносило башню. Дэйв сжимал его ноги, впиваясь ногтями в кожу до боли, двигая бёдрами в такт.
Сильнее, ещё сильнее, ещё, господи, пожалуйста, пускай это будет правдой, а не галлюцинацией.
Каркат никогда не был сильно громким во время секса, и сейчас Дэйв получал удовольствие от его тихих и частых выдохов с помесью кратких стонов. Он смотрел на скользящее в его руках тело, и в голове всё перемыкало.
Это не может быть правдой.
- Блять, блять, - Карат схватился за его руки, подавая резкий сигнал в мозг Страйдера, что это всё происходит взаправду. - Дэйв, ещё немного, пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста...
Страйдер поднялся, прижав мокрое тело к себе. Оно невероятно блестело красным светом от лампы, от лавы. Каркат открыл глаза, когда Дэйв прикусил кожу на его ключице и всосал её, намереваясь оставить ещё один яркий след. Его руки потянули Карката за бёдра, заставляя вновь подняться и резко опуститься.
Голос Карката в момент запредельного удовольствия становится таким высоким и нежным, что никто никогда не поверит в это. Чем ближе к оргазму, тем бессвязнее становятся его слова. Он не молчит только потому, что знает, как это любит Дэйв. Любит слышать, как с ним хорошо. Каркат тоже кусает его и громко стонет. Дэйв не помнит, чтобы он так стонал с их первого раза. Он не может удержаться и стонет также громко, кончая следом.


Каркат проснулся полчаса назад, но всё ещё не соизволил одеться. Он сидел на краю кровати, согнувшись над комиксом, найденным на полу. Дэйв не увлекался комиксами, когда они встречались, а сейчас Каркат обнаружил их целую кучу. Всё-таки что-то изменилось за это время и в нём. Он перевернул очередную страницу, рассказывающую историю злодея в обтягивающем костюме, и услышал, как Дэйв завозился под одеялом.
Парень медленно сел на кровати, глядя пустым взглядом перед собой, словно не узнавая собственную комнату. Он даже не повернулся в сторону Карката. Зато Вантас наблюдает за ним, не моргая. Смотрит, как Дэйв опускает ноги на пол, сидит так некоторое время, и неровной походкой направляется к столу. В утреннем свете видно обилие синяков на ногах Страйдера, которые легко объяснить его дезориентацией, когда он под кайфом натыкается на мебель.
Прошло больше суток с его последнего контакта со сбёрбом. Дэйв падает на компьютерный стул и проводит рукой по лицу. Огромные тени под глазами, яркие засосы на шее. В конце концов, он замечает Карката, но его лицо при этом не меняется. Такое же безучастное.
Прежде чем открыть ящик стола, Дэйв подбирает одежду и одевается. Он не напоминает Каркату про их уговор на один день, и Каркат думает, что, вероятно, Дэйв вообще считает его своей галлюцинацией, а не человеком из плоти и крови. Но когда он, наконец, открывает ящик и обнаруживает там ёбаное ничего, он резко поворачивается к Каркату. Всё равно молчит сначала, возвращается к ящику и рывком вытаскивает его из стола. Пустой ящик с оглушающим грохотом падает на пол, потом следом падает второй ящик и нижний. Они пусты, там нет того, что он искал. Теперь на пол летит всё, что лежало на столе.
- Я их выкинул, - равнодушно говорит Каркат, закрывая комикс. Он кладёт голову на колено, обняв руками ногу.
После этих слов Дэйв поворачивается к нему вновь, на этот раз с выражением просто крайнего безумия на лице. Больше Каркат не хранит спокойствие, а только пытается. Потому что это выглядит пиздец как страшно.
- Что, блять?
- Не ищи это говно, я всё смыл в унитаз, пока ты спал.
- Что ты сделал?! Мудак, Каркат, какого хрена?! Ты не имел никакого права!
- Говори что хочешь, но сбёрба в этом доме больше нет. В тебе его тоже больше не будет.
Он воет, хватаясь за волосы. Каркат никогда не видел его в таком состоянии. Это что-то новое. Это то, с чем сталкивался Джон, и сейчас Каркат понимал, почему ему было страшно. Похоже, Дэйв был готов убить за дозу. И вот на пол упали вертушки, он наверняка сломал их.
- Зачем?! Зачем, Каркат?! Нахуя ты вообще вернулся?! Снова сделать мне больно?! Молодец, поздравляю!
- Кричи, сколько влезет, - Каркат всё же решил отодвинуться от него подальше.
И он кричал. Каркат старался не вслушаться в его слова. Это не Дэйв, это ломка. Он кричит из-за мнимой боли в костях и голове, из-за того, что у него уходит из-под ног земля, горит каждая клеточка тела. Да, Каркат успел прочесть пару статей про ломку от сбёрба, прежде чем сесть за комиксы. Он только не прочёл, можно ли убить в таком состоянии. Каркат зажмурился, когда над его головой пролетели виниловые пластинки и врезались в стену.
- Дэйв, мать твою, Страйдер! - раздался оглушительный крик следом за глухим ударом винила. Каркат подпрыгнул на месте и, не удержав равновесие на краю кровати, свалился между ней и стеной, утащив за собой одеяло. Дэйв замер с очередной пластинкой в руках.
В дверях стояла Роуз. И выглядела она не менее взбешённой, чем сам Дэйв.
- Грёбаная твоя наркоманская задница, прекрати громить свою комнату!
Скорее, здесь сработал эффект неожиданности, потому что Дэйв перестал, хотя всё ещё не остыл. Её лицо покраснело, и волосы растрепались, выдавая, что она просто бежала сюда.
- Ты достал всех, Дэйв. Сколько раз ты обещал мне, что этого не повторится?! Обещал! Я не могу следить за тобой постоянно, у меня есть своя жизнь. И никто не может. Чаща терпения переполнена. Внизу ждёт такси, Дэйв, и мы едем в клинику.
- Я не... - начал Дэйв сорвавшимся от криков голосом, но Роуз не позволила ему говорить.
- Сейчас же! Вниз!
- Пошли, Дэйв, - прозвучал крайне тихо голос Джона. Его было совершенно не видно за ярким появлением Лалонд.
Он протянул руку к Дэйву. Это даже не Дэйв. Кто посмеет назвать это загнанное в угол животное Дэйвом Страйдером? Его взгляд мечется между Роуз и Джоном, и он всё ещё ощущает тяжёлую боль в голове, и он почти слышит, как кричит каждая частичка внутри него. Желание бежать сворачивается в жалкий комочек. Он выходит из комнаты, словно проигравший, опустив голову, и Джош кладёт руку ему на плечо.
Роуз прислоняется спиной к дверному косяку и запрокидывает голову, сдувая чёлку с глаз. Она не железная женщина, её руки трясутся от напряжения, и она пытается взять своё тело под контроль, слушая, как Джон что-то говорит Дэйву в коридоре. Он пришёл к Роуз ночью, когда закончилась его смена на работе, и до самого утра они искали клинику для Дэйва. Потому что стало ясно, что он не вылезет из всего этого ни сам, ни с их помощью. Она усмехается и закрывает глаза.
- Каркат, ты там не умер?
- Нет, - из-за кровати слышится шелест одеяла.
- Вылезай, - она начинает смеяться, чувствуя, как нервная дрожь отступает, но смех всё равно звучит напряжённым, и у неё почти текут слёзы.
Каркат заползает на кровать, обернув одеяло вокруг бёдер. Он закрывает лицо рукой и смеётся вместе с Лалонд. Нелепая ситуация вышла.

~~~

Парень в нежно-зелёной медицинской форме провёл Карката по коридорам клиники и вывел во внутренний дворик. Каркат удивлённо оглянулся: внутренний двор был не чем иным, как зелёной дырой посреди здания, окружённый колоннами. Трава насыщенного зелёного цвета казалась ненастоящей и создавала безумный контраст серому небу.
- Спасибо, - тихо поблагодарил Каркат санитара, и тот кивнул, прежде чем оставить его наедине с другими пациентами, играющими на этой слишком зелёной траве в шахматы, и просто отдыхающими на деревянных лавках.
Он сделал шаг вперёд, от волнения сжало лёгкие, даже дышать стало сложно. Им так и не удалось поговорить после той ночи, а прийти сюда Каркат набрался смелости только через пару дней. И даже повод нашёл совершенно дурацкий - Дэйв оставил дома очки. На всех пациентах наркологической клиники надеты белые костюмы, и Каркату кажется, что они сливаются со стенами и колонами, а он выглядит слишком ярко в своей чёрной одежде. И всё же, никто не обращает на него внимания.
Полностью в белом Дэйв появляется совершенно неожиданно. Он выглядит лучше, чем тем утром, но всё ещё болезненно, не как старый Дэйв. Может, через недельку он вернёт прежний облик. А сейчас...
- Неплохо выглядишь.
- Да, я... - Дэйв задирает руку и начинает нервно скрести пальцами затылок, отводя взгляд в сторону. - Я... мне лучше.
- Я рад, - Каркат улыбается только краем губ. - Я тут принёс тебе, - он торопливо протягивает руку с парой затемнённых очков Дэйву. - Держи.
Дэйв не сдержал удивлённой улыбки и сдавленного смешка, забирая их.
- Я думал, ты пришёл по другой причине. Но, знаешь, - он повесил очки на белый воротник, - я всё равно рад. Потому что я хотел извиниться.
- Дэйв, не стоит.
- Нет, правда, к чёрту, Каркат, я просто позволил себе сломаться, я не должен был, мне мозгов не хватило, бля, я признаю это. Все из-за меня слетели с катушек, Джон меня вообще не простит никогда, наверное.
- Я не за этим сюда приехал.
- Да, я знаю, очки, - Дэйв выдохнул, и его губы сжались в плотную полоску, как всегда, когда он нервничал.
- Заебал, Страйдер, - засмеялся Каркат.
И Дэйв почувствовал как от этого смеха колит в груди, потому что это был его самый любимый смех, искренний и звонкий. Из-за этого кожа покрылась мурашками. Прошло несколько дней с его последней дозы, организм возвращался в норму, и чувства стали другими, похожими на настоящие, словно до этого они были обескровленными, а Каркат был его личным донором чувств.
Каркат взял его за руку и прильнул к сжатым губам, слегка наклонив голову набок. Дэйв ошарашенно замер, мягкость улыбки действовала как транквилизатор, но едва он успел прочувствовать её, поцелуй прекратился. Ему оставалось только смотреть на эти губы на расстоянии, прежде чем Каркат потянулся к его уху и прошептал:
- А когда ты вернёшь, мы заебём твою кровать.



@темы: Битва Пейрингов-2016, Karkat Vantas, Dave Strider

Комментарии
2016-03-14 в 11:53 

Haziran
Когда я дошел до самого дна, снизу постучали. Станислав Ежи Лец
Нет никакой игры, Дэйв
Несмотря на то, что читается как история про каких-то совершенно левых чуваков, не имеющих отношение к Хоумстаку, понравилось, написано хорошо. Идея про наркотик сбурб весьма годная :cheek:

2016-03-16 в 15:09 

Рыжий Ферзь
Тень отражения иллюзии миража
Второй раз ору из куста про то, что вы молодцы. Всё здорово!
Автору "Нет никакой игры, Дейв" хочется сказать спасибо за
а) объем
б) эмоции
в) интересную идею.
Хотя отчасти согласна с комментатором выше по поводу того, что они больше воспринимаются, как оригинальные персонажи. Но драму нагнать вы, похоже, умеете :)

- Я нехорошо себя чувствую.
- Потому что это реальность, здесь никто, блять, хорошо себя не чувствует.


Поняла, что горю желанием повесить эту фразу себе на стену *аплодисменты*

2016-03-16 в 23:50 

Koizumi-san
Ваш ходячий парадокс
Кофе за счёт заведения
The Chosen Pessimist действительно подошла. Меня словно тоже окатило дождём. Кульминация - желание Карката уже не просто поорать - идеально совпала с кульминацией песни. Будто под мою скорость чтения кто подгонял. Правда, Ladyton пришлись уже не так в тему.
По работе - не люблю, когда поцелуи ни с того ни с сего. В остальном вполне верибельно.

Нет никакой игры, Дэйв
И вот тут мы и сталкиваемся с проблемой: техника чтения у всех разная, композиции, иллюстрирующие весёленький такой приход, попадают на драматичные моменты.
Хотя если считать подборку просто подходящей, то может быть. Может быть...
Не люблю AU-драмы, где персонаж(и) - наркоман(ы) (и прочие маргиналы), а канон подают в виде чьего-то прихода. Однако тут был сделан упор на драму, а не на транслирование канона. За это автору жирный плюс. А то любят тут всякие свою дофига метафоричность показывать
Хеппи-энд вроде и был почти ожидаем, а вроде ничто не предвещало. По факту - были грусть, безнадёга и светлая тоска по ушедшему. Чего, как казалось, не вернуть. Я больше ждала драматичной смерти Дэйва от передоза или бегства Карката от наркомана.
Очень хорошая работа, на мой взгляд.

2016-03-18 в 12:21 

GrimmeGray
Почему я должен разбираться в поэзии? Я учитель английского, а не гомосексуал! © Стивен Фрай
Первый текст слабый и кажется натянутым на херт/комфорт. Какой-то слишком уж своеобразный херт и слишком непонятный комфорт. Ещё оос и поработать бы над персонажами, автор. Я верю, что у вас все получится.

>Нет никакой игр
Я слышала сначала про этот фик, что здесь оос, и я не ожидала ничего особенного. Но! Я прочла! И я нисколько об этом не пожалела, потому что фик просто волшебный. Оос объясняется так же, поведение персонажей кажется вполне подходящим к ситуации. От пейринга в этом фике я в восторге.
Большое спасибо вам за этот фик <3 надеюсь, что ваши работы будут и в остальных выкладках *_*

Про иллюстрацию. Сам рисунок неочень подходит к тематике, но т.к. это иллюстрация, то на неё переходит жанр фика.
Сам арт мне очень понравился *3*

2016-03-20 в 19:13 

SPEAKER CRAB
анонимная связь с анонимными авторами анонимного дейвката
Haziran, совершенно левых чуваков это AU десу (ˆ⌣ˆc) ну и плюс тут они уже подросшие долбоёбы.
понравилось, написано хорошо. Идея про наркотик сбурб весьма годная спасибо, благодарю!

Рыжий Ферзь, Но драму нагнать вы, похоже, умеете только это и могём. спасибо большое за добрые слова)

Koizumi-san, Я больше ждала драматичной смерти Дэйва от передоза или бегства Карката от наркомана. не в мою смену, у меня никто не умирает.
Очень хорошая работа, на мой взгляд. очень спасибо очень рад :3

GrimmeGray, Оос объясняется так же, поведение персонажей кажется вполне подходящим к ситуации ♡(´●ω●`кто-то это понял гспди как я рад как я рааад ахаха я сейчас заплачу спасибище вам


Автор "Нет никакой игры, Дэйв"

2016-03-28 в 20:56 

а вот и запоздалый бартер :gigi:
Кофе за счёт заведения
текст вызывает смешанные чувства. он несомненно милый, несомненно попадает в жанр херт/комфорта, и написано хорошо и в целом гладко и грамотно. Каркат вообще прекрасный, очень вхарактерная ругань у него))) а вот Дейв подкачал. и если вначале текст еще с натяжкой читался как его мысли, то к концу стало совсем оосно. и да, поцелуй здесь выглядит чуточку лишним)
еще текст бы вычитать с точки зрения стиля - заметила парочку неправильно употребленных слов. и есть еще такая штука: если вы начинаете повествование от лица Карката, то не стоит в следующем же предложении перескакивать на сцену, которую показываете нам глазами Дейва. если сильно хочется именно от лица двух героев все рассказать, отделяйте эти сцены более основательно друг от друга.

Нет никакой игры, Дэйв
:hlop: это прекрасно. прочитала на одном дыхании. отдельное большое спасибо автору за то, что все закончилось хорошо. описание приходов, ломки, поведения наркомана получились очень достоверными и потому по-настоящему пугающими. Дейв все-таки сильный парень, раз сумел выбраться. не без помощи, но все же.
здорово было читать про своеобразное путешествие в прошлое, это всегда такой беспроигрышный вариант, когда нужно обсудить что-то важное, от чего бегаешь годами. хороший стиль у автора, прекрасные сравнения и метафоры, продуманные диалоги. все на месте и все уместно. прекрасная работа, я считаю.
пойду слушать фст)

URL
   

Homestuck

главная