23:58 

greenbloodlondes: PWP

greenbloodlondes
Название: => Быстро извлечь тентакли из сундука
Автор: greenbloodlondes
Пейринг: Роуз Лалонд/Канайя Марьям/Вриска Серкет
Категория: фемслэш
Жанр: PWP
Рейтинг: NC-17



Название: Полотенце
Автор: greenbloodlondes
Бета: анонимный доброжелатель
Размер: 2061 слов
Пейринг: Роуз Лалонд/Канайя Марьям
Категория: фемслэш
Жанр: PWP
Рейтинг: R
Краткое содержание: Канайя не думала, что в душе кто-то есть.

Когда по истечении второго года на метеоре постепенно начали перегорать лампы, общим собранием было решено оставить свет только в жилых помещениях и таких ключевых пунктах, как лестничные площадки и перекрёстки. Все прочие лампы оказались вынуты и сложены в чулан, к запасным. Длинные коридоры почти полностью погрузились во тьму, а далёкие источники света отбрасывали длинные, зловещие тени.

Канайя никогда не любила темноту. Проходя по гулким, пустым коридорам, она чувствовала растущий внутри страх. Чем быстрее он рос, тем ярче разгоралось слабенькое свечение, исходящее от её кожи. Оказавшись в коконе собственного света, Канайя успокаивалась, но ненадолго - вскоре всё начиналось с самого начала. Её кожа люминисцировала, только пока Канайя пребывала в смешанных чувствах. Иными словами, Канайя мигала, подобно тем самым повсеместно перегоравшим лампам.
Даже короткая перебежка до туалета превращалась в небольшое испытание, словно она шла по палубе корабля, раскачиваемого штормом её собственных эмоций.
Канайя предпочитала ходить по метеору с Роуз.
В присутствии последней темнота не только отступала на второй план - с ней, идущей рядом, кожа Канайи всегда излучала ровное сияние.

К сожалению, далеко не всегда Роуз могла составлять ей компанию, например, как сейчас, когда Канайя шла в душ перед сном. Душевой отсек находился довольно далеко, и она уже провела несколько весьма неприятных минут наедине с темнотой, жутковатыми тенями и призрачными шепотками, которые никак не распилишь бензопилой, а впереди ещё оставался самый длинный коридор. Канайя быстрым, судорожным шагом свернула в него под последней тусклой лампой, которая только добавляла обстановке призрачности, и резко остановилась, будто на её пути встала стена. Дверь в дальнем конце душевой была закрыта. Коридор терялся в абсолютной черноте, словно вёл прямиком в глотку Оглогота. Ещё ни разу Канайя не попадала в такую ловушку. Она нервно сверкнула, сделала один нерешительный шаг вперёд, потом другой, - и бросилась бежать. От быстрого бега страх перерос в настоящую панику, и когда дверь внезапно возникла перед ней, Канайя не успела затормозить и врезалась в неё всем телом. Рывком распахнув её, она ввалилась в раздевалку, в спасительный свет.
Она закрыла дверь, отрезав себя от всех опасностей, положила на скамейку пакет со сменной одеждой, медленно разделась и как следует замоталась в полотенце. Выровнять дыхание никак не получалось. Канайя медленно вошла в душевую, рассеянно блуждая взглядом по шахматным узорам пола.
Одновременно со щелчком захлопнувшейся позади двери Канайя осознала, что перед ней, в клубах пара, стоит Роуз.
Весьма голая Роуз.
То есть, абсолютно голая.
Канайя видела кое-какие картинки и была осведомлена, как должно выглядеть человеческое тело. Более того, удобно расположившись наедине с собственными фантазиями, она не раз и не два представляла себе, как выглядит тело человеческой особи женского пола по имени Роуз Лалонд подо всей этой восхитительно яркой тканью. Представляла, иногда даже слишком часто; честно говоря, иногда ей было сложно думать о чём-либо другом. Разве что о том, насколько оно мягкое наощупь. Но Канайя была абсолютно не готова увидеть его вживую безо всякого предупреждения, и уж точно не собиралась для этого подглядывать в душе. Это было бы ужасно грубо и совершенно недопустимо для высокоморальной и цивилизованной личности. Кроме того, абсолютно неизвестно, что о таком поведении говорят правила этикета в человеческом обществе.
Однако же, теперь она получила невольную возможность сравнить фантазии и реальность.
Канайя перевела взгляд с ошарашенного лица (с очаровательно округлившимся ртом) к плавным, розовым от горячей воды изгибам. Эти поразительные выросты на её груди, такие яркие, почти красные. Это интимная часть тела? Определённо, да - судя по цвету, очень интимная. У троллей цвет… репродуктивных органов тоже близок к цвету их крови. Внутренности Канайи обдало жаром, словно кипятком плеснуло, и она резко перевела взгляд ниже. Она даже думать не хотела, для чего предназначается таинственное отверстие посреди слегка округлого живота, и остановилась на бёдрах: о, эта светлая кожа на их внутренней стороне должна быть такой восхитительно мягкой, а между ними… Канайя не рискнула бы точно сказать, на что именно она смотрит, но это определённо была очень, очень запретная территория - двойной ряд колючей проволоки и расстрел для нарушителей. Канайя вздрогнула, резко подняла взгляд обратно, на лицо Роуз, с ужасом ощутив, как её собственный отросток начинает неумолимо разворачиваться между ног. Её бёдра дёрнулись в безнадёжной попытке остановить процесс.
Роуз откинула назад мокрую чёлку и переступила с ноги на ногу. Её лицо успокоилось и приобрело странное выражение. Глаза девушек встретились...
И тут Канайя осознала, как выглядит сама: ворвалась в душ, стоит в дверях и пялится на обнажённую подругу. Она крутанулась вокруг своей оси, отворачивая пылающее и сияющее, словно лампочка, лицо, и замахала ладонями в отрицающем жесте:
- Я не смотрю, я не смотрю!
За её спиной Роуз издала тихий, глухой смешок и произнесла:
- Но ты же смотрела.
Канайя в ужасе застонала и вжала лицо в ладони:
- Я не специально, клянусь, прости пожалуйста, Роуз! Я не хотела!
Роуз помолчала немного, и Канайя продолжила стоять, ожидая своего приговора. Она не могла просто так уйти, не узнав, насколько сильно Роуз сердится. Наконец, та глубоко вздохнула и медленно проговорила:
- Ты понимаешь, насколько бестактно ты себя ведёшь? Совершенно неприемлемо вот так вот вламываться. Ты ведь даже не постучала.

Канайя быстро закивала, от стыда неспособная выговорить ни словечка, но Роуз продолжила:
- А может быть, ты знала, что я здесь? Может быть, ты следила за мной и специально вломилась, сделав вид, что это получилось случайно?
- Нет!! - взвыла Канайя, - Честное слово, я не знала, я просто не заметила, что здесь кто-то есть, я слишком сильно испугалась темноты!
Канайя вжала голову в плечи и передёрнулась, шевельнув лопатками. Определённо, меньшее из зол - признать, что боишься темноты. Всё равно кто-нибудь рано или поздно узнал бы о её маленьком секрете.
Но о большом секрете, косвенное свидетельство которого сейчас медленно шевелилось между её ног, она абсолютно точно не была готова рассказывать.
Роуз снова издала тихий смешок, и ответила:
- Не знаю, насколько это похоже на правду. Я ещё подумаю над этим. Тем не менее, не кажется ли тебе, что после того, как ты разглядывала моё обнажённое тело, мне полагается некоторая компенсация?
Канайя не была уверена, что это честно - она панически приходила в себя, а не “разглядывала”! - но поспешно издала звук согласия, радуясь, что голос Роуз звучит не так сердито, как она боялась.
- Тогда как насчёт того, чтобы восстановить нарушенный баланс?
- Хорошо… - осторожно отозвалась Канайя, не понимая, чего Роуз от неё хочет.
- Тогда, мисс Марьям, если вы согласны, было бы совершенно справедливо отдать мне ваше полотенце, чтобы я могла завернуться в него и прикрыть свою наготу.
Канайя отняла руки от лица и с ужасом уставилась на дверь перед собой. Прямое упоминание наготы Роуз и без того смущало, однако последняя фраза и вовсе погрузила разум Канайи в хаос. Ей придётся стоять перед девушкой, к которой она испытывает однозначные красные чувства, голой, как в день выкручивания. Более того, стоять в довольно-таки возбуждённом состоянии. При одной мысли об этом её тентакль расправился до конца и произвёл серию энергичных движений, пустив по полотенцу волну.
Стоять в очень возбуждённом состоянии. Канайя содрогнулась. Она слышала, что подобные инциденты иногда случаются с юными троллями в общественных местах, но никогда не думала, что такое может произойти и с ней. Она росла вдали от соплеменников, и, кроме того, отличалась отменным воспитанием. Это должно было помочь ей никогда не попасть в такую ужасную ситуацию!
Тем не менее, Канайя попала.
Здесь и сейчас она просто не имела права отказать Роуз; она действительно была очень виновата. Она должна доказать отсутствие всякого коварного умысла. Вроде бы, если плотно сжать ноги, сзади ничего не должно быть заметно? Да, пожалуй, она сможет сделать это. Как хорошо, что тентакли закручиваются вперёд!
Она просто отдаст полотенце, Роуз простит её, и Канайя сможет добраться до своей одежды. Длинная юбка должна хорошо всё скрыть.
Надо сделать это прямо сейчас. Ну же. Разматывай.
- Ты не согласна? Собираешься просто сбежать? - спросила Роуз, и в её обычно нежном и мелодичном голосе появились жёсткие нотки.
Поспешно, неловкими движениями, Канайя начала развязывать узел на боку. Она резко выпрямилась, плотно сжав ноги; полотенце соскользнуло с неё и закачалось в руке. Она всем телом ощутила влажный, ласкающий жар душевой.
Заведя руку за спину и не оборачиваясь, Канайя передала полотенце Роуз. Она старалась поднять руку как можно выше, чтобы не подметать им пол - весьма неудобная позиция. Канайя почувствовала, когда полотенце вытянули из её руки, но продолжила стоять на месте.
За её спиной послышались возня и шуршание, и, наконец, Роуз проговорила:
- Вот так. Но ведь это ещё не всё. Баланс восстановлен не полностью.
Канайя разволновалась: что, что ещё предстоит ей сделать, прежде чем можно будет скрыться?!
- Ты была одета, а я стояла перед тобой полностью обнажённая. Ты хоть представляешь, как это неловко? Как ужасно я себя чувствовала? Теперь в полотенце я, и будет совершенно справедливо, если я посмотрю на твоё голое тело. Я имею в виду, что сейчас тебе следует повернуться. - мягко пояснила Роуз.
Нет, это совершенно ужасно, почему это происходит с ней, как она вообще очутилась в этой ситуации? Канайя сделала прерывистый вдох, смотря перед собой невидящими глазами. У неё слегка закружилась голова.
- Канайя?.. - выжидательно спросила Роуз.
И Канайя повернулась, так медленно, словно не управляла своим телом. Её бёдра были плотно сжаты, и она старалась не переступать с ноги на ногу. Всё казалось несколько нереальным и далёким. Наверное, примерно так чувствуют себя тролли под ментальным контролем. Она плотно прижала локти к рёбрам, стараясь скрыть рудиментарные шрамы, одной дрожащей рукой прикрывая свою небольшую грудь. Мысль о том, что Роуз заметит отсутствие этих маленьких человеческих холмиков на ней, показалась ей невыносимой. Другой рукой Канайя закрывала промежность - увы, в основном, безуспешно.

Роуз стояла прямо перед ней, обёрнутая в незнакомое голубое полотенце, а так хорошо знакомое Канайе зелёное было намотано вокруг её головы! У Роуз было, чем прикрыться, ей вовсе необязательно было забирать полотенце! Канайя не могла поверить своим глазам и просто стояла, застыв и уставившись прямо перед собой.
На лице Роуз блуждала коварная улыбка, она понимающе смотрела Канайе прямо в лицо и стояла в непринуждённой, расслабленной позе, уперевшись одной рукой в бедро. Казалось, она наслаждается замешательством Канайи, своим положением, всей ситуацией. Она шагнула вперёд одним большим, скользящим движением, мягко сжала запястья Канайи и медленно развела их в стороны.
Щёки Канайи пылали, в груди полыхал целый костёр, кровь стучала в ушах, заглушая все прочие звуки. Волна возбуждения захлестнула Канайю, и её щупальце бесконтрольно забилось в конвульсиях, влажно ударяясь о бёдро.
Роуз, ласково полуопустив ресницы, прошлась взглядом по всему её телу, от кончиков рогов до когтей на пальцах ног - и обратно, напоследок заглянув прямо в глаза. И - ничего; отпустив руки Канайи, она прошла мимо, к выходу, скользнула по ноге щекотным краем полотенца. Удалилась, оставив Канайю наедине со смятением, паникой и болезненным возбуждением.

Прислонившись лбом к стене душевой кабинки, Канайя долго приходила в себя и выгоняла неуместные мысли из своего сознания. Честно говоря, все мысли, которые могли сейчас придти ей в голову, были неуместными. Стоило ей поднять взгляд и посмотреть вокруг, как удушающая реальность наваливалась на неё: реальность, в которой она только что стояла перед своей обожаемой Роуз, а её щупальце было развёрнуто настолько, насколько это вообще позволяет троллья анатомия. Так что Канайя зажмуривалась вновь и утыкалась лицом в стенку, стараясь сосредоточиться на тугих струях и шуме воды в ушах. Наконец, её сознание постепенно прояснилось, а щупальце понемногу скрутилось обратно, оставив внизу тянущее и тягостное ощущение неудовлетворённости. После маленькой вечности под прохладным душем, она, наконец, смогла закрутить краны и выйти на непослушных, подрагивающих ногах в раздевалку. Поверх её свёртка с одеждой лежало аккуратно сложенное зелёное полотенце.
Канайя уставилась на него, не вполне понимая, какое именно жгучее чувство испытывает сейчас: стыд, возбуждение или же негодование. Всё её смятение мгновенно вернулось обратно. Она несмело протянула руки к полотенцу. Не оставалось ничего другого - только вытереться им, не переставая думать о том, что эта ткань была обмотана вокруг волос Роуз. Канайя избегала касаться им самых чувствительных частей своего тела. В конечном итоге, она стала натягивать на себя одежду, так до конца и не вытеревшись.
Канайя немного боялась, что Роуз может поджидать её за дверью. Что та продолжит вести себя странно, говорить все эти непонятно-к-чему-ведущие вещи и неизвестно, что ещё.
Коридор был пуст.

Она медленно шла обратно, освещая коридоры на много шагов вокруг себя, мерцая, как факел на ветру, брела, не разбирая дороги, когда вдруг осознала, что находится на полпути к комнате Роуз. Это поразило её: что она собралась там искать? Ещё одну мучительную и стыдную сцену, наполненную двусмысленными намёками?! Канайя сделала над собой усилие, и, сокрушённая разочарованием, развернулась и направилась к себе в комнату.
Впервые она так сильно жалела, что лишена воставанны и спит на кровати. Канайя не была уверена, что сможет заснуть этой ночью. Окунуться бы сейчас в расслабляющее, обволакивающее тепло дремотной слизи, не думать ни о чём и не видеть снов.
Со вздохом она скользнула под одеяло. Тепло обняло её парой рук, обвило ногой поперёк бёдер, нависло над ней и ласково проговорило:
- А теперь, пожалуй, настало время для извинений.

@темы: Битва Пейрингов-2016, Vriska Serket, Rose Lalonde, Kanaya Maryam

Комментарии
2016-03-28 в 00:55 

sandor zankat
раз родился дураком - так и буду жить
Весьма голая Роуз - это подарок судьбы.
Спасибо за замечательный текст по одному из любимых пейрингов!
Канайя такая нежная и стеснительная, и вот этот момент - ох и неловкий момент, но до чего волнительный и красивый! - вы описали очень реалистично и аккуратно. Чего стоит одно "ужасно грубо и совершенно недопустимо для высокоморальной и цивилизованной личности" :heart:
Я влюбился, черт побери.

Правда, Роуз так безжалостно грубовата... Или ее подруга слишком растеряна. Мне было ее жалко. Бедняжка. Сначала темнота, потом еще поболе стресс.
Но это не отменяет того, что у них все наладилось, а я сиял по ходу чтения не хуже бродящей в ночи Канайи :cheek:


=> Быстро извлечь тентакли из сундука - горячо!
oh my. horny amateurs :pink:
Вообще круто. Горячо.
А если еще подумать, что Роуз похожа на Татьяну Лазареву, а ты по ней в детстве так капельку совсем сох, то совсем огонь.
Название суперканонное)

Отличная выкладка, вот что я скажу :inlove:

2016-04-11 в 04:27 

Тэмрак
грибовь
*с деаноном всех!*
Zankat, :pink::pink::pink: Спасибо большое, честно говоря, это мой первый фанфик, и мне ужасно приятно, что он так понравился! Но это не отменяет того, что у них все наладилось ага, у них всё будет хорошо! х)

А если еще подумать, что Роуз похожа на Татьяну Лазареву, *погуглила* и правда, есть немного :laugh: ну, почему бы и нет!

2016-04-11 в 10:06 

sandor zankat
раз родился дураком - так и буду жить
Тэмрак, обоже, круто, рад тебя видеть в аватарку как и артера и райтера! Я люблю этот пейринг, каждый раз ждал его побольше, и мне безумно зашла Анонимная валентинка :heart:

Первый фанфик? Шикарно. Я свой первый фанфик не помню, но уверен, что это было непригодно для чтения XD

   

Homestuck

главная